Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Про советских хиппи и кришнаитов

Недавно с огромным интересом и удовольствием прочитал книгу Владимира Видеманна «Запрещенный союз. Хиппи, мистики, диссиденты», а затем еще и продолжение – «Запрещенный союз-2. Последнее десятилетие глазами мистической богемы». Автор книги, журналист и мыслитель, ныне живущий в Лондоне, рассказывает о своей юности, пришедшейся на 70-е – 80-е годы и наполненной самыми рискованными опытами и приключениями. Первоначально действие разворачивается в Прибалтике, а затем переносится в самые разные уголки Советского Союза.
На страницах книги читатель встречает самых разнообразных людей, не вписавшихся в тогдашние порядки. Пока все нормальные советские люди претворяли в жизнь решения очередного съезда КПСС и копили на «Жигули», они обсуждали вопросы постижения абсолюта, пускались в путешествия и просто бездельничали. Среди них йоги, рок-музыканты, кришнаиты, мусульмане, тантрики (они были уже тогда!) и, конечно же, хиппи. И здесь же можно узнать массу любопытных подробностей, например, о том, как первый советский кришнаит совершенно случайно встретился с Прабхупадой, как его единоверцы провозили в СССР свою литературу, выдавая ее за индийские сказки для детей, и изготовляли караталы из консервных банок. Не менее интересным является рассказ о членах легендарного Южинского кружка (Головин, Джемаль, Дугин).
Для тогдашних духовных искателей Индия была закрыты, и поэтому Гималаи и Гоа им заменяли Памир и Душанбе, а индийских гуру – суфийские и исмаилитские шейхи. Видеманн с симпатией вспоминает доброжелательных и гостеприимных людей, которых он встретил в своих странствиях по Средней Азии, замечая, что после цветастых кишлаков было трудно возвращаться в бетонные джунгли, окруженные дымящими трубами заводов. Особо он касается темы поисков «снежного человека», который волновал души самых маститых советских ученых.
Честно говоря, читая книгу, я надеялся встретить упоминание о моем учителе А. Н. Хованском, который также активно участвовал в жизни мистического подполья. К сожалению, ничего именно о нем не нашел, зато нашел о человеке, который сыграл в его жизни определенную роль. Это Варвара Иванова-Киссин, популярный в 70-е – начале 90-х экстрасенс, которую Хованский в 1980 г. пригласил в Калининград. Мало того, он устроил ее встречу с общественностью в стенах университета. Когда об этом узнало университетское начальство, его возмущению не было предела, и Хованского раньше времени проводили на пенсию, хотя он имел силы и желание работать.
Думаю, что книга Видеманна, написанная легким и увлекательным языком, будет интересна всем, кто в наши дни тоже не вписался в систему.

Штурм Капитолия: повод для раздумий

Разумеется, российские СМИ тоже не остались в стороне от потрясших весь мир событий в США. Помимо естественного злорадства, некоторые из них откровенно высказываются в поддержку взбунтовавшихся сторонников Трампа, дежурно нападая на «либеральный тоталитаризм» и засилье «цветных». Особенно усердствует правительственная «Российская газета». Еще дальше идет колумнист «Взгляда» Георг Мирзоян, плачущийся по «традиционным американским ценностям», за которые борются трамписты под флагом Конфедерации (https://vz.ru/world/2021/1/7/1079010.html). Интересно, с каких это пор жителям России близки делячество, зубрежка Библии, право бегать по улице с ружьем и ханжеская протестантская мораль, являющиеся составными частями этих самых ценностей? У нас исторически поддерживали афроамериканцев и индейцев, болели за Анжелу Дэвис, но никак ни ку-клукс-клан, и обожали фильмы с Гойко Митичем. Collapse )

Дискуссии по поводу привлечения индийцев к управлению и возможности самоуправления

Первоначально у английских колонизаторов не возникало мыслей насчёт привлечения индийцев к управлению их собственной страной, и они не думали о том, что, возможно, со временем Индия получит самоуправление в рамках британской колониальной империи или даже отделится от неё. Однако с распространением в Англии либеральных настроений подобные вопросы стали активно подниматься и обсуждаться. Первыми, кто выступили за привлечение части индийцев к управлению, были Т.Б. Маколей и Д.С. Бэкингем.
Т.Б. Маколей считал, что, «может быть, никогда не было народа, по природе и по привычкам более предназначенного к чужеземному игу, чем индийцы». Он утверждал, что в данное время индийцы не способны к самоуправлению, и что только внедрение в Индии европейской политической культуры может в отдалённом будущем привести к достижению Индией независимости. Формулируя задачу англичан в этом направлении, Т.Б Маколей говорил: «Нас прославит то, что мы нашли этот великий народ погрязшим в самом страшном рабстве и суевериях, и смогли управлять этими людьми так, что развили в них желание и способности обладать всеми правами граждан».
Collapse )

Споры о месте Индии в британской колониальной политике 30-50-е годы

После отделения части североамериканских владений индийское направление стало основным в колониальной политике Великобритании. На 30-50-е годы 19 века, как указывалось выше, приходится окончание завоевания Индостанского полуострова англичанами. Установление английского господства, по мнению многих современников, принесло в Индию мир и порядок, монархи этой страны были наказаны за несправедливое, деспотическое управление народом – таково было общераспространённое мнение. Его разделял и Джеймс Милль. История Индии в его изложении представлена как летопись бесконечных войн. Он подчёркивал: «Народы Индостана во все времена были объектом для нападения и завоевания…» Ост-Индская компания, по его мнению, была вынужденно втянута в эти войны и, помимо своей воли, совершенно неожиданно для себя оказалась обладательницей огромной индийской империи. Отказаться от неё она уже не могла, так как в Индии не было реальных сил для управления ею.Collapse )

Индия в трудах учёных и публицистов

Во взглядах английских учёных и публицистов на Индию доминировало два подхода. Первый можно назвать романтическим, второй – прагматическим и реформаторским.
Родоначальниками первого были У. Джонс (1746-1794) и Уилкинс, жившие ещё в 18 веке. У. Джонс был выдающимся лингвистом, знал 28 языков. Он приехал в Индию в 1783 году, будучи назначен судьёй в верховный суд города Калькутта. В Индию Джонс прибыл не только потому, что в должности судьи ему было отказано на родине, но и потому, что искренне интересовался Индией и её культурой. В особенности он хотел изучать индуистское право. В Бенгалии Джонс присоединился к маленькой группе людей, возглавляемой Уилкинсом, которые уже были заняты научной деятельностью. С помощью Уилкинса он изучил санскрит. Джонс был один из тех немногих англичан 18 века, которые, имея академическое образование, могли по достоинству оценить достижения индийской культуры, а не видеть в Индии, подобно большинству своих соотечественников, лишь поле для наживы. Collapse )

Сухой закон по-брахмански

Позднее эта брахманская, жестко антиалкогольная позиция была зафиксирована в нормативных текстах, именуемых дхармашастрами. Авторы дхармашастр сурово осуждают любое употребление спиртных напитков, а не только злоупотребление ими. Немало проклятий в адрес алкоголя содержит МнДхШ, у нас известная под неудачным, берущим начало от первых английских переводов, названием «Законы Ману». В тексте МнДхШ сура (surā, общее наименование для напитков любой крепости) именуется «грязным отбросом зерна», и представителям трех высших варн строго воспрещается ее пить (11.94). В особенности этот запрет касается брахманов, для которых ритуальная чистота наиболее важна (11.95–97). Брахман, пристрастившийся к хмельным напиткам, превращается в шудру (11.98). Наряду с этим дается две классификации этих напитков: во-первых, сура делится на гауди (gauḍī) пайшти (paiṣṭī) и мадхви (madhvī). Что касается их состава, то гауди это напиток типа рома, изготовленный из патоки сахарного тростника, пайшти это рисовая водка, а мадхви – это напиток из меда (ср. русская медовуха) или цветов мадхуки [Законы Ману 1992: 322]. Collapse )

Школа как зло

Давно заметил, что среди читателей моих книг преобладают психологи, преподаватели йоги и восточных танцев, астрологи, сексологи, художники, музыканты и просто люди, ведущие свободный образ жизни. Среди них практически не встречаются чиновники, военные, полицейские, рабочие и прочие дрессированные люди. Это не удивительно, но среди них не бывает и школьных учителей. Вообще заметил, что работники указки это чуждый мне тип человека. Их никогда не было среди моих друзей, и слава богу!
Эдуард Лимонов как-то написал, что школьных учителей надо отнести не к работникам культуры, а к надзирателям и вертухаям. Полностью согласен. Collapse )

Шактизм и индийский патриотизм

Как замечает Д. Эк, именно благодаря институту паломничества уже в древности у индийцев сложилось представление о своей стране как о едином культурном целом [Eck 2012: 15–17], и если историки ранее сетовали, что у жителей Индии отсутствует чувство истории, то они не могут отказать им в отсутствии чувства географии [Ibid.: 69].
Начиная с середины XIX в. шактизм стал активно вносить свой вклад в становление идеологии индийского национально-освбодительного движения. Его теоретики стали пропагандировать образ своей родины, Индии, как воплощения божественной Матери [Bhattacharya 1996: 203]. Этому способствовали представления о сакральности земли и, прежде всего, земли Индийского субконтинента как единого целого, о чем шла речь выше, и почитание питх, связанных с конкретными географическими объектами: горами, холмами, реками, озерами, лесами, – где, согласно преданию, упали части тела Сати – и они как бы распространяли свою сакральность на эти места. А поскольку питхи были разбросаны по всей территории Индии, то как бы вся индийская земля становилась телом Богини. И хотя в мифе говорилось о расчленении тела Сати, упор делался не на почитании ее останков, а на поклонении «живым» богиням, считавшимся ее проявлениями [Ibid.: 184 – 187].Collapse )

Вамачара в Калика-пуране

Культовая практика, включающая действия, противоречащие нормам индуистской морали, находит свое отражение в КП.
В одном месте говорится об использовании на обряде вина, мяса и соития (74.124–125). Пурана санкционирует такие формы поклонения, хотя предупреждает, что человек, практикующий их, не должен пренебрегать долгом по отношению к мудрецам, богам, предкам, людям и демонам, т.е. не освобождает его от обязанности совершать пять великих жертвоприношений (mahāyañja) (74.127–128), что соответствует ортодоксии.
Итак, КП рекомендует использовать оба метода, «левый» и «правый», и сказано, что некоторых богинь следует почитать, практикуя обе формы поклонения (74.140), однако правый путь превозносится как самый лучший, потому что, следуя ему, почитаются все божества вместе и ни одно из них по отдельности. Collapse )

Милость Богини

В комментарии на Деви-махатмью Сараю Прасад Шарма пишет, что Богиня может помогать и врагу, и другу, и существу, занимающему нейтральную позицию. Пример помощи врагу: в КП (60.103–117) асура Махиша просит Богиню преподнести ему дар, чтобы он всегда находился у ее стоп, и Богиня обещает Махише, что после того как будет сражен ею в ее проявлении Дурги (а до этого она умерщвляла его в своих проявлениях Уграчанды и Бхадракали), он никогда не покинет ее стоп и таким образом вместе с нею будет почитаться во время пуджи. Пример помощи другу: в ВшП Уша, дочь асуры Баны, правителя Шонитапура и внука Прахлады, бывшая подругой Парвати, однажды подглядела любовную игру Шивы и Парвати и возмечтала о плотских утехах. Парвати пообещала, что мужем Уши станет тот, кто овладеет ею во сне. Вскоре Уша увидела во сне прекрасного юношу и влюбилась в него. Collapse )