Санскрит, индуизм, тантра (devibhakta) wrote,
Санскрит, индуизм, тантра
devibhakta

Categories:

Дискуссии по поводу привлечения индийцев к управлению и возможности самоуправления

Первоначально у английских колонизаторов не возникало мыслей насчёт привлечения индийцев к управлению их собственной страной, и они не думали о том, что, возможно, со временем Индия получит самоуправление в рамках британской колониальной империи или даже отделится от неё. Однако с распространением в Англии либеральных настроений подобные вопросы стали активно подниматься и обсуждаться. Первыми, кто выступили за привлечение части индийцев к управлению, были Т.Б. Маколей и Д.С. Бэкингем.
Т.Б. Маколей считал, что, «может быть, никогда не было народа, по природе и по привычкам более предназначенного к чужеземному игу, чем индийцы». Он утверждал, что в данное время индийцы не способны к самоуправлению, и что только внедрение в Индии европейской политической культуры может в отдалённом будущем привести к достижению Индией независимости. Формулируя задачу англичан в этом направлении, Т.Б Маколей говорил: «Нас прославит то, что мы нашли этот великий народ погрязшим в самом страшном рабстве и суевериях, и смогли управлять этими людьми так, что развили в них желание и способности обладать всеми правами граждан».
В поисках новых методов колониальной эксплуатации Индии, отвечающих интересам английской буржуазии, «духу времени», как он выражался, Маколей пришёл к выводу о необходимости привлечения на сторону колонизаторов небольшой привилегированной части населения Индии, которая могла бы стать проводником их влияния среди основной массы жителей этой страны. Эта часть населения должна получить образование европейского типа. О взглядах Маколея на развитие образования в Индии рассказывается в соответствующем параграфе. «Мы должны приложить все усилия, - писал Маколей, - чтобы создать прослойку, которая могла служить посредником между англичанами и миллионами индийцев под их властью; прослойку – индийскую по крови и цвету кожи, но английскую по вкусам, взглядам, морали и складу ума».
Маколей, выдвигая задачу создания вестернизированной английской элиты, полагал, что это должно прочно связать колонию с метрополией на долгие годы. Даже в том случае, если Индия добьётся независимости, считал он, Великобритания сохранит свои позиции в этой стране, защитит свои интересы при помощи верных ей индийцев.
Выступая в парламенте в 1833 году во время дебатов по поводу продления хартии Ост-Индской компании, Маколей призвал предоставить индийцам право участвовать в деятельности компании. Он заявил также: «Ни один житель Индии … не должен быть лишен права занимать любую должность … по причине вероисповедания, места рождения, происхождения или цвета кожи».
Привлечение индийцев к работе в Ост-Индской компании должно было, по мнению Маколея, не только укрепить позиции английских колонизаторов в Индии, но и значительно снизить расходы на колониальное управление. Предполагалось за ту же работу платить индийцам в 6-10 раз меньше, чем англичанам.
Маколей прямо указывал на те выгоды, которые, по его мнению, должны были принести Англии привлечение индийцев к службе в аппарате Ост-Индской компании, их допуск к западному образованию. « Трудно подсчитать ту прибыль, - говорил Маколей, которую мы можем получить в результате распространения европейской цивилизации среди многочисленного населения Востока. С наиболее эгоистической точки зрения нам выгоднее, чтобы индийцы хорошо управлялись и были независимы от нас, чем управлялись дурно и подчинялись нам. Лучше, чтобы они находились под властью своих королей, но носили одежду из наших тканей и использовали изделия из нашей стали. Нам невыгодно, чтобы они совершали «салам» перед английскими коллекторами и магистратами, но при этом были слишком невежественны, чтобы оценить английские товары, или слишком бедны, чтобы купить их. Торговать с цивилизованными людьми значительно более выгоднее, чем управлять дикарями».
Однако сначала умы английских политиков занимало не ущемление прав коренных жителей Индии, а правовое положение проживающих в стране англичан и индо-британцев (так называли детей от смешанных браков). Рассмотрение этих вопросов было поднято в связи с петициями Д.С. Бэкингема. Положение индо-британцев было двойственным: их гражданские права в пределах президентств определялись английскими законами, так как за их пределами такие судебные дела не рассматривались ни по мусульманским, ни по индусским законам. Как и индийцы они не имели права занимать посты в гражданской, военной, морской службах компании. Представители этой группы населения неоднократно обращались в парламент с жалобами на притеснения и с просьбами о расширении их участия в управлении страной. Радикалы неизменно поддерживали такие петиции, подчёркивая кровную близость индо-британцев с англичанами. В индо-британцах и богатой, образованной части индийского населения они видели те слои колониального общества, на которые могла бы опереться метрополия в лице компании. Совершенно неожиданно радикалов поддержал один из директоров компании В. Винн. Он считал, что предлагавшиеся ими меры сохранят власть в руках англичан, так как «азиаты» могут быть допущены лишь на посты в местных органах управления, а руководство страной сохранится за компанией либо же будет передано в руки английского правительства.
Постепенно идея привлечения индийцев на мелкие должности стала распространяться в правящих кругах Англии. Так, в феврале 1830 года глава Контрольного совета лорд Элленборо, представляя в палате лордов предложение об образовании комитета по подготовки новой хартии компании, в качестве одной из мер по снижению расходов предлагал постепенное уменьшение числа чиновников-англичан за счёт увеличения чиновников-индийцев. Также в основных выводах комитета, обсуждавшихся в парламенте весной и летом 1833 года, содержался пункт, где рекомендовалось привлекать индийцев к управлению страной, хотя эта рекомендация носила абстрактный характер. Более конкретные меры предлагал Д.С. Бэкингем. По его мнению, в Верховный совет Индии следовало бы ввести представителей британского населения и индийцев. В этом он видел единственно верный путь к цивилизации страны, а затем и к предоставлению ей независимости. Конечно, едва ли включение в Верховный совет одного-двух князей могло бы существенно изменить ситуацию в Индии.
В итоге в составе учреждённой хартии содержалась 87 статья, которая гласила: «Ни один уроженец вышеназванных территорий, ни один законнорожденный подданный Её Величества, проживающий там, не будет, вследствие религиозной принадлежности, места рождения, происхождения, цвета кожи, лишён возможности занимать любое место или должность в вышеназванной компании».
Как признавали некоторые либералы, эта статья была всего лишь «бесплодным утверждением принципа», потому что руководящие органы компании, находившиеся в метрополии, сомневались, что индийцы были готовы занимать такие посты. Однако отправляли индийцев в Haileybury College, где они могли готовиться к поступлению на гражданскую службу (Civil Service) по контракту. А до тех пор, пока эти индийцы проходили подготовку, английские чиновники должны были нести большую часть ответственности за хорошее управление Индией.
По инициативе либералов английский парламент предпринял тщательное изучение проблемы введения представительских институтов в Индии во время принятия хартии компании в 1833 году. Англичане, проживавшие в Индии, всегда были недовольны генерал-губернатором и его советом. Подобно колонистам в других колониях они, хотя и составляли ничтожное меньшинство по отношению к коренным индийцам, хотели иметь такие же права, как и их соотечественники в метрополии, и учреждение законодательного собрания было одним из их требования. Это собрание, по предложению англичан, живущих в Бенгалии, должно включать судей королевских судов, адвокатов, представителей британской торгово-промышленной буржуазии и епископа Калькутты и действовать вместе с губернатором и его советом. Один бывший чиновник компании также выдвинул предложение создать совет, включающий индийцев, который бы занимался законотворчеством и предлагал законы губернатору и его совету. Ни одно из этих предложений не было принято. Оба они серьёзно ограничили бы полномочия генерал-губернатора и руководящих органов компании, находившихся в метрополии, поэтому самые влиятельные либералы, такие как Джеймс Милль и Бентинк, советовали их не принимать. Бентинк, правда, предложил, что высокообразованный индиец, пусть даже и в единственном числе, может быть допущен в совет, но никто более. Парламент, однако, не был склонен экспериментировать с законодательным собранием. Парламентарии полагали, что условия ещё не созрели и отклонил петицию англичан, проживавших в Бенгалии. Следует заметить, что там постоянно жило только пятьсот британцев, и вряд ли было нужно создавать специальный представительный орган для такого небольшого количества человек. Что же касается местного населения, составляющего 50 млн. человек, то по мнению подавляющего большинства парламентариев, они ещё не были готовы к парламентской демократии. Таким образом, создание представительских институтов было отсрочено на многие годы, и раздавались лишь обещания, что когда-нибудь такие институты будут учреждены.
Мысль, высказывавшаяся в 30-е годы Манро, Эльфинстоном и Маколеем о том, что британское владычество в Индии когда-нибудь подойдёт к концу и англичане должны поэтому подготовить индийцев к самоуправлению, посещала умы английских политиков и 50-е годы, во время генерал-губернаторства Дальхузи. Среди сторонников этой идеи можно выделить две группы: манчестерских либералов и англо-индийских чиновников, считавших себя продолжателями традиции Манро и Маколея.
Манчестерские либералы были наиболее активными защитниками и выразителями этой точки зрения. Ричард Кобден, например, заявил, что это не в английских интересах управлять Индией вечно. Он не мог найти другой пользы, которая могла бы проистекать из связи Англии с Индией, кроме «честной торговли», и независимость Индии не отменила бы эту пользу. Далее, он указывал на то, что индийцы становятся всё более подготовленными для самоуправления, и он хотел, чтобы они принимались на государственную службу, так чтобы приблизить конец английского господства в Индии. Подобное мнение отстаивал и член парламента Т.К. Энсти. Энсти выступал за введение представительских институтов и за то, чтобы индийцы назначались на самые высокие должности, полагая, что они не могут быть счастливы, пока их интересы не учитываются.
Поэтому либералы, входившие в общество в пользу реформ в Индии, подвергали резкой критике компанию за то, что, несмотря на обещание, данное в 1833г., индийцев по-прежнему не принимали на службу в колониальный аппарат.
По сравнению с манчестерскими либералами англо-индийские чиновники в традиции Манро и Маколея были более осторожны в отношении будущего самоуправления. Они, как заметил Чарльз Тревельян, придерживались точки зрения Маколея, что отделение Индии от Британии произойдёт, но весьма отдалённом будущем. Они полагали, что индийцы могут быть отличными чиновниками и выполнять управленческие функции не хуже, чем англичане. Выступая за приём индийцев на работу в администрацию, эти англо-индийские чиновники предвидели и последствия. Следующим шагом должно было стать учреждение законодательных собраний. Затем: «Когда вы приходите к такому расширению законодательного совета, он становится народным, и когда вы приходите к народному совету в Индии, вы очень скоро должны будете покинуть страну».
Это предвидение последствий подготовки индийцев к самоуправлению не радовало, однако, британское общественное мнение в то время. Даже Маколей больше ничего не говорил о надеждах, которые он выразил в 1833 году, и он был убеждён, что индийцы не были готовы даже для самого минимального участия в деятельности Верховного совета Индии. Те британские чиновники, которые были полны имперских предрассудков, всецело противились идее привлечения индийцев к управлению их собственной страной, и надеялись на то, что из-за конфессиональных и языковых различий индийцы никогда не смогут сотрудничать, чтобы обойтись без британского владычества. Представителей миссионерских кругов также не интересовала идея самоуправления Индии, так как они полагали, что главное – это распространение христианства. Из-за того, что эти круги, обладающие властью и влиянием, выступали против подготовки индийцев к самоуправлению, британский парламент не имел нужды в принятии законодательства, соответствующему прогрессу в политической сфере в Индии. Вместо того, чтобы готовить индийцев к самоуправлению, англичане предприняли пробный шаг к тому, чтобы индийцы могли получить образование, необходимое для поступления на гражданскую службу по контракту. Это предложение, что небольшое количество индийцев может занять высокие посты, не встретило оппозиции. Дальхузи поддержал этот шаг. «Таймс» также поддержала его на том основании, что он положил бы конец политике дискриминации, которую «чужеземная раса завоевателей проводила против туземного трудолюбия и талантов». Таким образом, по мнению Бирса, имперские настроения одержали верх над либеральной идеей самоуправления народов в период генерал-губернаторства Дальхузи.
Subscribe

  • Васанта-Наваратри: 12-21 апреля

    Вот и начался праздник Васанта-Наваратри, или Чайтра-Наваратри, приходящийся на светлую половину месяца чайтра. От всей души поздравляю всех, кто…

  • В Петербурге

    Обожаю бывать в Петербурге, куда раньше ездил на научную конференцию, а на этот раз меня ожидала встреча с читателями. Встреча прошла в форме беседы…

  • Гуптасадхана-тантра. Глава 6

    Аудиопрочтение, слушать 👂12:13 мин. 🔺 Благословенная Парвати сказала: О Шива, о Шанкара, о Владыка, о Высший повелитель, мне поведай О том, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment