Санскрит, индуизм, тантра (devibhakta) wrote,
Санскрит, индуизм, тантра
devibhakta

Category:

«Крамастотра»

Можно подходить к краткому изучению древней «Крамастотры» с двойной точки зрения, ясно вытекающей из этого гимна: рассматривать Кали по отношению к великому проникновению (махавьяпти), которое побуждает человека со всем его существом взойти к божественной полноте, к гармонии с миром, но также рассматривать эту совершенную интеграцию как быстрый процесс, чьи двенадцать фаз можно пройти за несколько минут.
Нарастающая интеграция с неизбежностью следует за фазой дезинтеграции. Отсюда значение, придающееся смерти, которая проявляется на каждом этапе в новых формах, поскольку в присутствии высшей энергии происходят саморастворение и самопроизвольная гибель ограниченных энергий. Таким образом, более великая смерть поглощает смерть обычную, а более обширное солнце поглощает солнечный круг по мере того, как сами по себе исчезают различные путы.
Вначале энергия довольствуется миганием: она закрывает глаза после первого взгляда – творческий миг, где все лишь космическое блаженство, когда сокровенная сладость обрушивается и скоротечно распространяется как волна, чтобы вернуться к своему источнику. Субъект и объект связывают только тайный контакт: и познающий, который начал обращаться к спроецированной наружу вещи, снова погружает ее в себя самого (1).
Когда творение и разрушение более не происходят, Кали делает устойчивым длительное существование и овладевает новым миром, который, хоть и представляет множество, прочно установлен внутри сознания. Его стабильность основывается на том, что познание теперь объединяет познающего и объект познания, отсюда подлинный вкус вещей, к которому привязывается Кали, которая разрушает их дифференциации, жадно поглощая нектар, предложенный инструментами познания, органами и очищенными энергиями, чье течение, охватывающее все состояния, стирает иллюзорную дифференциацию (2).
Без промедления энергия Центра, которая одушевляет органы, поглощает их, овладевая чередующимися движениями вдоха и выдоха, в то время как витальные энергии, снова погруженные в их вибрирующий источник, объединяются и умиротворяются сами по себе (3).
В таком случае темная Богиня обрушивается на ограничивающую силу, индивида, чья природа беспрестанно порождает яма, сомнение, именуемое смертью, так как оно уничтожает в нас царство Всего и лишает Вселенную ее сущности, извлекая из вещей Сознание, чтобы лишь позволить проявиться истощенному и искромсанному аспекту. Такова игра развертывания, которому вскоре придет на смену поглощение, когда Сознание оказывает давление на суть экстрактора и снова обретает власть над Вселенной, поскольку границы уничтожены (4).
То, что извлекает этот экстракт, должно лишь снова появиться как подлинное Существование, это совершенное развертывание, которое, происходя из вселенской утробы, освобожденной от ограничений и границ, приводит в действие новое творение на уровне чистого сознания (5).
В этот момент смерть обретает другое, не менее грозное обличье: гордыня, присущая «я», этот надменный демиург, присваивающий себе свои познания, зная, что все принадлежит ему, поскольку содержится в нем и бьет ключом из него одного. Этой смертью упивается вневременная Кали, которая остается лежать в основе непрерывности познания (6).
Затем энергия кундалини, одновременно благосклонная и пугающая, благодаря ярости своего пламени в разрушительном вращении поглощает познание вплоть до бессознательных остатков, действуя как во время махакальпы, где остатки полностью исчезают (7).
Здесь начинается внешнее течение, в то время как из ещё более горячего огня Сознание в своей поглощающей природе пожирает процесс двенадцати инструментов познания, разворачивающийся во времени. Одним глотком оно выпивает эти солнца, кладя конец их особым вкусам, чтобы погрузить их в недифференцированное Сияние и снова побудить их проявиться в их действительной сущности (8).
Поскольку познание погружено в чистый Субъект, именно в своей собственной природе Кали будет наслаждаться органами, тотчас же исчезнувшими самскарами «я» в блистающем пламени. В таком случае это Сияние, которое поглощает луч умиротворенного «я», ставшего хозяином колеса органов, более не пожирающий огонь, но спокойный и неограниченно распространяющийся свет (9).
Великая Кали поглощает чистый Субъект, который только что вобрал в себя круг познания, «я» и его временные пределы (10). Но еще сохраняется вселенский Субъект (махакала), желающий достичь своего расцвета (11) и пожирающий посреди ночи отсутствия дифференциации горящие угли Энергии, которая является в своей немыслимой природе: то есть в полном расцвете и тем не менее свободная от любых связей, субъекта, объекта, познания и его средств, отождествляемых с Сознанием. Отныне царит только неописуемое лунное Сияние (12).

Лилиан Сильбюрн. Гимны Кали
Subscribe

  • Гуптасадхана-тантра. Глава 3. Аудио

    Аудиопрочтение, слушать 👂4:32 мин. 🔺 Благословенная Парвати сказала: О Бог богов, о Махадева, дарующий своим почитателям освобожденье, Твоей…

  • Многоликая "Рамаяна"

    Всем известно сказание о Раме, Сите и Ханумане, но лишь немногие знают, сколь много версий у этого сюжета, как в самой Индии, так и за его пределами.…

  • Деви-махатмья. Глава 1.

    А вот и моя лекция по первой главе Деви-махатмье, прочитанная в минувшее воскресенье.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments