Санскрит, индуизм, тантра (devibhakta) wrote,
Санскрит, индуизм, тантра
devibhakta

Про пенсии и не только

За шумом вокруг пенсионного возраста наблюдаю как с другой планеты. Во-первых, при моем антиобщественном образе жизни вряд ли мне грозит особенно высокая пенсия. Во-вторых, полагаю, что лет двадцать или двадцать пять, когда для меня был бы актуальным этот вопрос, жизнь настолько изменится (допустим, настанет Новое Средневековье), что пенсионной системы уже не будет как института. Но я дитя славных Девяностых, и поэтому одновременно мне забавно и радостно видеть общественное возбуждение и негодование по поводу этой реформы. Как будто после затхлого воздуха повеяло свежим ветром, быть может, даже бурей. Особое внимание вызывает нарастающая неприязнь к первым лицам государства. Похоже, Россия относится к числу тех стран, где сегодня правителя все дружно обожают, а завтра также дружно сажают на кол.
В то же время такая озабоченность пенсионным возрастом указывает и на то, что российское население давно усвоило нормы западного образа жизни. Вот в Индии и Китае всеохватывающей пенсионной системы нет, да и это и неудивительно при огромном населении этих стран. Зато о пожилых людях больше заботятся их дети и другие родственники, и нет такой массы одиноких и никому не нужных стариков. Для россиян же идеалом стало, как писал Лимонов, «нетяжелая работа, какая-нибудь служба с бумагами связанная, потом – пенсионный возраст, и после – безбедное существование пенсионера, и смерть в глубоком бессилии старости».
Занятно, что российское правительство, оправдывая проведение пенсионной реформы, ссылается на то, что в стране выросла средняя продолжительность жизни. Вообще, пресловутое «повышение продолжительности жизни» давно уже превратилось в какой-то фетиш. А если подумать, это далеко не благо. Как заметил Эрнст Юнгер: «Средний возраст растет, смертность падает: это значит, попросту говоря, жизнь стареет и чахнет». Приверженцы теории исторического прогресса любят нападать на древние эпохи, потому что «тогда так мало жили». Но разве значимость жизни измеряется ее продолжительностью? Александр Македонский прожил 32 года, но за свою жизнь он испытал то, сколько не испытать и тысяче обывателей, доживших до пенсии, хоть в 60, хоть в 65 лет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →