June 27th, 2017

Чем мне запомнились девяностые

Девяностые часто называют «бандитскими», но вот лично я у себя в Калининграде никогда ни с какими бандитами не сталкивался, видел их только по телевизору. Зато ходил на программы кришнаитов с их пением мантр и вкусной вегетарианской пищей. Тогда появление ребят в индийских одеяниях вызвало фурор. «Работать не хотят», - шептали злопыхатели (ох уж мне эта мещанская фраза «работать не хотят», как будто тупое хождение «на работу» представляет собой какую-то добродетель). Еще я посещал собрания рериховского общества, проходившие в конференц-зале историко-художественного музея. Фактическим лидером этой организации был писатель Олег Каштанов, ставший моим другом на долгие годы. Тематика этих встреч не ограничивалась рериховским наследием: на них приходили поэты, художники, музыканты. В предместьях Калининграда, на территории бывшей графской усадьбы, даже существовала рериховская коммуна. Иногда устраивались выставки картин Николая и Святослава Рерихов. Запомнилась также выставка Б.А. Смирнова-Русецкого, состоявшаяся в мае 1993 года незадолго до его ухода. На выставку приехал сам художник, с ним была организована встреча. Было интересно послушать этого человека, лично знавшего Николая Рериха (теперь таких практически не осталось) и многих деятелей советского оккультного подполья. Конечно, я не стал ни кришнаитом, ни рериховцем, но общение в подобных кругах во многом предопределило сферу моих интересов. Еще более важным событием было для меня знакомство с уникальным человеком – Алексеем Николаевичем Хованским, ставшим моим наставником в деле изучения санскрита. Хованскому у меня посвящен очерк, вошедший в книгу воспоминаний о нем.
Мой рассказ о девяностых будет неполным, если я не упомяну книги. Collapse )