Санскрит, индуизм, тантра (devibhakta) wrote,
Санскрит, индуизм, тантра
devibhakta

Карлу Марксу – 200 лет!

Пятого мая исполняется 200 лет со дня рождения одного из самых известных мыслителей современности – Карла Маркса. Парадокс в том, что в нашей стране, где марксизм с добавлением -ленинизм десятилетиями был государственной идеологией и повсеместно изучался в школах и вузах, сейчас марксистов днем с огнем не сыщешь. Существуют, конечно, люди, которые именуют себя коммунистами, однако, когда кого-нибудь из этих коммунистов спросишь, как он относится к рабочим, приехавшим из южных стран, по его злобному выражению лица сразу же понимаешь, что перед перед тобой не марксист, а банальный лепенист. На Западе настоящих марксистов гораздо больше. Говорят, что в американских кампусах Карл Маркс это самая популярная личность.
Маркс, конечно, гораздо сложнее, чем его представляли советские обществоведы. Взять хотя бы придуманную ими в 30-е годы пятичленку, попытку втиснуть всю мировую историю в пять формаций, которой у Маркса вовсе не было. Для многих станет открытием, что философ в ранний период своего творчества труд рассматривал скорее как зло и выступал за освобождение человечества от труда. В «Немецкой идеологии», полемизируя с тезисами Макса Штирнера, он утверждает таким образом, что «речь идет не об освобождении труда, а об его отмене». Все это неудивительно. Как пишет Жак Аттали в своей биографии Маркса: «В глубине души Карл всегда ненавидел труд и не скрывал этого, с самого начала своих исследований назвав главной причиной отчуждения, выходящего далеко за рамки капитализма. Он никогда не отстаивал право на труд, на полную занятость, – и борьба трудящихся за эти ценности казалась ему лишь способом увеличить отчуждение». Сам Маркс, как известно, никогда «не ходил на работу». Он лишь один раз в жизни, в возрасте 44 лет, попытался получить место в железнодорожной конторе, однако его прошение было отвергнуто, возможно, из-за его неразборчивого почерка. Впоследствии зять Маркса Поль Лафарг напишет совершенно неизвестную у нас работу «Право на лень», где подвергнет резкой критике все идеологии, восхваляющие труд как ценность, и нарисует картину будущего, где люди полностью освободятся от труда благодаря машинам. В частности, он писал: «Если бы мы, в нашей цивилизованной Европе, захотели бы найти следы первозданной красоты людей, то нам следовало бы искать их среди народов, в которых экономические предрассудки не искоренили ещё ненависть к труду… Греки в эпоху своего величия презирали труд: одним лишь рабам было позволено трудиться, тогда как для свободного человека существовали лишь упражнения для тела и ума… Античные философы учили неуважению к труду, видя в нем деградирование свободного человека, а поэты воспевали бездействие как подарок богов». Впоследствии эту линию продолжат некоторые левые идеологи: Антони Негри, Марио Тронти, Боб Блэк. Впрочем, эту же позицию разделяют и некоторые правые, такие как Юлиус Эвола и Ален де Бенуа, превозносящие античность с ее отношением к труду как уделу рабов.
Весьма двойственен Маркс и в колониальном вопросе. Взять, например, две его работы, посвященные британской колониальной политике в Индии: «Британское владычество в Индии» и «Будущие результаты британского владычества». С одной стороны, он восхищается индийской культурой и талантами индийцев, сурово обличает британцев, чье правление ведет к разорению и голоду. Так, он называет Индию страной, «жители которой даже свою покорность уравновешивают каким-то спокойным: благородством и, несмотря на свое природное долготерпение, изумили английских офицеров своей храбростью, — страны, которая является колыбелью наших языков наших религий и которая в джате дает нам тип древнего германца, а в брамине —тип древнего грека». С другой, с позиции прогрессизма он обрушивается на общинные и кастовые устои индийской жизни, неодобрительно высказывается о некоторых особенностях религии, например, о культе священных животных: «Мы не должны забывать, что эти маленькие общины носили на себе клеймо кастовых различий и рабства, что они подчиняли человека внешним обстоятельствам, вместо того чтобы возвысить его до положения господина этих обстоятельств, что они превратили его саморазвивающееся общественное состояние в неизменный, предопределенный природой рок и тем создали грубый культ природы, унизительность которого особенно бросается в глаза в том факте, что человек, этот владыка природы, благоговейно падает на колени перед обезьяной Гануманом и перед коровой Сабалой». В британском правлении он видит необходимое зло, призванное преодолеть изоляцию Индии от остального мира и создать условия для ее развития в рамках капиталистической системы. Но, как бы то ни было, даже такая умеренная критика колониализма в ту пору, когда многие на Западе отказывались признавать за жителями восточных стран человеческое достоинство, носила поистине революционный характер. Кстати, во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов Маркс горячо болел за Турцию. Во-первых, он надеялся, что поражение России станет толчком к революции в этой стране, которая, в свою очередь, подтолкнет общеевропейскую революцию, а во-вторых, как он сам пишет, «мы изучили турецкого крестьянина, а значит, турецкую народную массу, и увидели в нем, несомненно, самого активного и самого высоконравственного представителя европейского крестьянства». Так что Маркс весьма хорош для того, чтобы дразнить им наших квасных патриотов.
Как дитя своего времени Маркс, конечно, был приверженцем теории исторического прогресса, материалистом и атеистом. Лично мне это не близко, но здесь следует сделать скидку на эпоху. В то же время многие исследователи отмечают присутствие в творчестве Маркса крипторелигиозных мотивов: пролетариат как мессия, коммунизм как царство божие на земле. Дугин когда-то давно написал, что наш Маркс это Маркс минус Просвещение. В этом я с Дугиным согласен. И в любом случае импонируют ясный и острый стиль марксовых текстов, его понимание истории как борьбы и обличение капиталистической системы.
К личности и взглядам Маркса вообще можно относится по-разному. Но нельзя не признавать его искренность, бескорыстие и целеустремленность. Особенно сейчас, когда «революции» чаще всего представляют собой коммерческий проект, а «революционеры», как правило, не сильно отличаются от тех, против кого они борются.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →