Санскрит, индуизм, тантра (devibhakta) wrote,
Санскрит, индуизм, тантра
devibhakta

Поэты Индии о любви и весне

Индийская культура с самого начала была пронизана эротизмом. Как замечает Артур Бэшем, «вся индуистская литература, и религиозная, и светская, буквально изобилует намеками с сексуальным смыслом, половой символикой и откровенными эротическими описаниями». И вторя ему, У. Донигер пишет, что «Кама столь же стар, как индуизм». Уже в знаменитом космогоническом гимне Ригведы «Насадия» (X.129) желание (кама) рассматривается как «первое семя мысли», как первотолчок в процессе миропроявления. Человеческая любовь мыслится как отражение любви божественной.
Развитие представлений о каме – чувственной любви – в индуистской культуре приводит к тому, что в первые века н.э. она входит в состав трех целей жизни человека, наряду с дхармой – следованием религиозным предписаниям и артхой – деятельностью, направленной на обеспечение материального благополучия (позже к ним добавились еще и четвертая цель –мокша – освобождение. При этом, по мнению В.Г. Лысенко, кама заняла самое низкое положение в иерархии целей человека, и при любом конфликте этих целей именно камой и следует жертвовать. Хотя кама рассматривается как цель жизни применительно к мужчине, это вовсе не означает, что женщина оказывается только простым инструментом для получения наслаждения. В сфере камы прекрасный пол не только приносит удовольствие, но и сам его получает.
Одна из сфер индийской культуры, где нашла свое отражение тема камы – это санскритская поэзия (кавья). Любовь здесь занимает первое место. Любовная лирика на санскрите, равно как и эпические поэмы, наполнены очень яркими и чувственными образами.
Рад представить мои переводы из санскритской антологии «Кама-самуха» (стихи принадлежат различным поэтам III–XV вв.).

Таково влияние весны,
Что дни постепенно возрастают,
А ночи сжимаются,
Словно молодая жена
В страхе пред близостью с мужем.

Благоуханные дуновенья заставляют гнуться заросли сандала,
Разносят пыльцу из бутонов лотосов, целуют рощи манго,
Повергают в дрожь источающие обильный аромат чампаки,
Разносят брызги от водочерпальных колес,
Стоящих вблизи на краю садов, и иссушают пот.

Дует южный ветер, рассыпая жемчужины,
Оставленные женами змеев на берегах Кавери,
Слегка поднимая края одежд на полной груди женщин Карнаты,
Игриво трепля локоны на головах женщин Латы
И – о горе! – жен путников склоняя ко греху.

«Если в начале весны
Истомленная долгой разлукой
Любимая расстанется с жизнью,
Кого в её смерти винить,
Юность её иль любовь иль Цветочнострелого бога», –
Так размышляя, он услышал
Звучное кукованье кукушки: «ту хи» (букв. «ты сам»).

Свежая листва на деревьях
Во всех лесах сверкает,
Словно лесной пожар.
Эта весна опаляет в ярости землю,
Прохладное время гоня прочь.

Под кукованье кукушки
Покрылись цветами киншуки
И набухли почки на манго,
На дворе весенняя пора,
А Кришна не пришел, подруга,
Какая участь ждет меня?

Когда наступила весна,
Какова будет участь жен,
Пребывающих с любимыми в разлуке,
Пусть в душе они жестами рук
Тщеславного Каму и вразумляют.

Сладострастное дерево, жаждя потомства,
Своими побегами гору сразу покрыло.
Времена года нисходят на землю,
Не чиня несчастий праведным людям.

Рощи палаши в цвету,
Пыльцу лотосов ветер разносит,
Нежные лианы источают благоуханье,
Похищающее разум.

То весеннее время явилось, как Хануман,
Ветром целуя тычинки цветов,
Владыка ясного лунного диска,
На которого бросают взоры красавицы,
Томимые желаньем в разлуке.

Радуя все существа,
Побуждая лотос счастья цвести,
Нежной зеленью распространяя повсюду Бестелесного праздник
По собственной воле обнимая враджийских красавиц,
Аромат любви, подруга, словно воплощенный человек,
Весною очарованный, играет.

В эту весеннюю пору
Ветер, наполненный благоуханьем цветов
И бутонов манго, подобных цветочному луку,
Уносит пот с грудей красавицы
После наслажденья с любимым
Словно правильный вор.

Целуя лица-лотосы женщин прекраснобедрых,
Радуя бутонами манго кукушек и попугаев,
Шествует ликуя Царь весны,
Словно Бестелесный, тело обретший.

В красных одеждах, со светлым телом,
С цветами палаши в волосах
Он желает увидеть бутоны манго в клюве кукушки –
Поэтому покровителем манго зовётся Васанта.

Весной, опасаясь холодов возвращенья,
Кукушка кукует в лесу,
И лотосы на глади вод расцветают,
Словно желая послушать её.

Кукушки и прочие птицы издают сладостные звуки,
И даже деревья словно опьянены страстью по воле Камы.

Зацвели манго, киншуки, ашоки и наги,
Распустившийся в лесу жасмин, источая божественный запах,
Вместе с кукованьем кукушки порождает пьянящую страсть.
Достойна почитания Высочайшего мужа благословенная весна.

Рычит и шествует Царь весны,
Друг Владетеля пяти стрел,
Единственная причина мира,
Это чудо, о подруга.

Созерцая благословенную Шараду,
Могущую свершить все трудные дела,
Живущую в устах поэтов,
Склонившись перед стопами наставника,
Полными блаженства,
Ананта сказ о весне творит.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments