Санскрит, индуизм, тантра (devibhakta) wrote,
Санскрит, индуизм, тантра
devibhakta

Мифы прабхупадовцев и реальность. Часть 3

Кто древнее: шакта или вайшнава

Виджитатма дас, полемизируя с теми, кто сомневается в пятитысячелетней истории вайшнавизма и ссылаясь на мнение Г.М. Бонгард-Левина и Г.Ф. Ильина, пишет, что «в середине первого тысячелетия до н.э., в период Маурьев и Шунгов, вайшнавизм в Индии был основным религиозным течением, наиболее полно воплотившем в себе элементы ведийско-брахманистской традиции». Не знаю, откуда Виджитатма дас это взял, ибо в книге Г.М. Бонгард-Левина «Древнеиндийская цивилизация» сказано, что уже при самом выдающемся правителе из династии Маурьев, Ашоке (268-232) «буддизм становится преобладающим религиозным течением» (М., 1993, с.62). Последующие правители из династии Маурьев также покровительствовали буддизму. Примерно в 183 г. до н. э. последнего маурийского царя Брихадратху сверг его военачальник Пушьямитра, основавшего династию Шунгов. Пушьямитра был сторонником ведизма (а не вишнуизма!) и возродил древние ведийские жертвоприношения, в том числе и ашвамедху (жертвоприношение коня), однако буддизм продолжил процветать и позже. Эта религия также доминировала в духовной жизни Индии при греко-бактрийцах (1 в. до н.э.), шаках (1 в. до н.э.) и Кушанах (1 - 3 вв. н.э.). И если греческий посол Гелиодор поклонялся Васудеве, то один из греческих царей Пенджаба, Милинда или Менандр, обратился в буддизм, и его продолжительные дискуссии с мудрецом Нагасеной излагаются в знаменитом палийском памятнике «Вопросы Милинды». Великим покровителем буддизма был и знаменитый кушанский царь Канишка, с именем которого связывает проведение IV буддистского собора, строительство множества монастырей и ступ. Этот период стал звездным часом в истории буддизма. Именно при Кушанах он начинает широко распространяться в Центральной и Восточной Азии и становится по-настоящему мировой религией. Различные культы, позже вошедшие в вишнуизм, конечно, были распространены и тогда, но нельзя сказать, чтобы они играли центральную роль. Утверждение, что в Геракле Мегасфена следует видеть Кришну, весьма сомнительно, ибо ряд черт, придаваемых Мегасфеном «Гераклу», скорее присущ Рудре-Шиве. Так, например, упоминается львиная шкура, которую носят его почитатели, и эмблема в виде палицы, которой клеймят скот.
Вишнуизм, действительно, занял центральное место в религиозной жизни при Гуптах (3-5 вв.н.э.), ибо сильная империя нуждалась в религиозном учении, могущим осветить власть монарха. Но этот вишнуизм, конечно, весьма далек от того, чтобы быть тождественным учению ИСККОН. На самом деле, как пишет Виджитатма дас, «есть немало эпиграфических памятников, свидетельствующих о широкой распространенности вайшнавизма», но нет, заметим, ни одного, где бы упоминалась мантра «Харе Кришна», повторение которой является основной религиозной практикой в ИСККОН.
Что касается более древнего периода, то Виджитатма дас приводит достаточно сомнительные свидетельства, подтверждающие исторические воззрения прабхупадовцев. Например, ссылается на то, что данные археологических раскопок на Курукшетре (наконечники стрел и копий) и термолюминисцентный анализ указывают приблизительно на 2800 г. до н.э. как время битвы между Пандавами и Кауравами. Однако, на основании чего он сделал вывод, что данные находки имеют какое-либо отношение к легендарным событиям, описанным в Махабхарате? Вообще-то, «ведические писания» (меня смех разбирает, когда я слышу это словосочетание) говорят о том, что в битве на Курукшетре погибли миллиарды людей (и как они могли там уместиться?). Если так, то оружия должно остаться просто горы. Также Виджитатма дас сообщает, что якобы «археологические раскопки в Двараке, проведенные профессором Рао, также говорят о пятитысячелетней истории событий, описанных в Махабхарате». Но если бы профессор Рао действительно нашел руины тех великолепных дворцов, описанных в эпосе и пуранах, это, конечно бы, вызвало мировую сенсацию. А так, ни слуху ни духу. В этом плане я бы хотел обратить внимание на одну примечательную вещь. В последние годы в индийской исторической науке, к сожалению, возобладало направление, которое весьма напоминает наших автохтонистов 30-х годов или современных выдумщиков-неоязычников и стремится в угоду националистически настроенным политикам приукрасить и возвеличить древние времена, подчеркивая всячески самобытность и отсутствие каких-либо чужеземных влияний. Под влияние этого направления, похоже, попал и уважаемый Виджитатма дас, и вслед за «индийскими патриотами» и небезызвестным Д. Фроули он отрицает арийское вторжение в Индию. По их мнению, его якобы придумали англичане, чтобы обосновать то, что индийцы не способны управлять собой и вынуждены всегда находиться под властью чужеземцев. Однако тем, кто придерживается подобной точки зрения, и в голову не приходит отрицать реальность более поздних вторжений на территорию Индии, например арабов, тюрков и афганцев. Если эти вторжения имели место, то почему тогда не могло иметь место вторжение ариев? И как тогда объяснить столь огромную языковую и культурную разницу между арийским Севером и дравадийским Югом, сохраняющую свое значение и по сей день? Попробуйте сравнить санскрит с тамильским языком, и вы все сами поймете.
Но ради справедливости скажем, что далеко не все прабхупадовцы отвергают факт арийского вторжения в Индию. Например, в 1995 году автору этих строк пришлось прослушать лекцию Нрисимха даса (Олега Павлова) в Калининградском государственном университете, которую он начал с изложения этой теории (подчеркивая родство древних ариев и славян).
Виджитатма дас выдергивает из научной литературы только выгодные для него сведения и игнорирует все прочие. Он, например, ничего не пишет о религиозной жизни Хараппской цивилизации, которая как раз отстоит от нас на пять тысяч лет, а все потому, что археологи не обнаружили здесь ничего похожего на следы почитания Вишну или Кришны, нет ни статуэток, ни изображений символов, связанных с этими божествами. Зато налицо свидетельство существования протошактистского культа. Большинство ученых считают, что почитание женского начала играло центральную роль в религии Индской цивилизации (23-18 вв. до н.э.). В развалинах Хараппы и других поселений, относящихся к этой цивилизации, археологи обнаружили множество небольших глиняных фигурок полуобнаженных женщин, в сложном головном уборе и с разукрашенными поясами на груди, которые считаются идолами богинь. Часто также женское божество изображается сидящим на ветвях дерева ашваттха. Полагают, что подобная композиция символизирует единение мужского и женского начал, поскольку мужская принадлежность ашваттхи выявляется однозначно. На изображениях богиня также ассоциируется с двумя животными – с тигром (или тигрицей?) и буйволом. Ассоциация тигра с женским божеством характерна и для индуистской мифологии, ваханой богини Дурги является тигр (или лев). В образе же буйвола видят мужское божество плодородия, которое в позднейшем индуизме переходит в разряд демонических существ и становится асуром Махишей, война которого с Богиней описывается в Деви-махатмье. Отсюда и обычай приносить в жертву буйвола у дравидоязычных народов.
Некоторые кришнаиты-прабхупадовцы любят утверждать, что в древнейшие времена якобы существовала охватывавшая всю землю «ведическая империя», где господствовал культ Кришны. Однако, никаких серьезных доказательств они предоставить не могут. Виджитатма дас также следует этому примеру. Он ссылается на мнение Бхактивиноды, который в своем труде «Джайва-дхарма» писал:
«Я говорю, что религия вайшнавов появилась тогда, когда появились на свет живые существа. Первым вайшнавом был Брахма. Шриман Махадева тоже был вайшнав. Древние Праджапати все были вайшнавами... у нас с самого начала есть Прахлада и Дхрува... Нет сомнений, что чистая вайшнавская религия началась на заре истории. Цари солнечной и лунной династий и все великие и знаменитые мудрецы и отшельники стали преданными Вишну».
Не думаю, что кто-то, кроме самих прабхупадовцев будет всерьез принимать данное утверждение. Ведь можно привести немало цитат из пуран, согласно которым все древние цари и мудрецы оказывались почитателями Шивы и Шакти. А ведь протошактистский культ в эпоху первобытности действительно имел вселенское распространение, отсюда знаменитые фигурки «венер».
Отдельно мне бы хотелось коснуться хронологии Бхагавата-пураны (БхП), которую прабхупадовцы именуют неизменно Шримад-Бхагаватам (видимо, чтобы выделить ее из ряда прочих пуран). Виджитатма дас здесь стремится максимально удревнить текст этого памятника. Однако, упоминание этой пураны в Нанди-сутре или в Матсья-пуране запросто могло быть позднейшей вставкой. Кроме того, прабхупадовцы скрывают, что на самом деле существует ни одна Бхагават-пурана, а две. Вторая пурана это знаменитая Девибхагавата (ДБхП), являющаяся важнейшим текстом шактов.
Основная проблема здесь заключается в том, какая из этих пуран была создана раньше, а какая была создана позже и (или) является переложением предыдущей. Ожесточенные споры ведутся и вокруг того, какую из двух пуран следует именовать маха-, а какую упапураной. Дискуссия по второй проблеме осложняется тем, что отсутствуют четкие критерии деления пуранических текстов на маха- и упапураны. Р. Хазра датирует ДБхП одиннадцатым-двенадцатым веками, то есть ставит ее по времени позже БхП, которая, согласно общему мнению, создана в девятом-десятом веках. Н. Саньял предполагает, что некий шакта составил ДБхП во время "века махапуран" в качестве ответа на деятельность шиваитов и вишнуитов по созданию пуранических текстов. Под "веком махапуран" он подразумевает, видимо, достаточно большой временной промежуток с 300 по 800 гг. н. э. Столь раннюю датировку ученый обосновывает, ссылаясь на достаточно спорную интерпретацию определения "Бхагавата" из Матсья-пураны. Получив ДБхП, шактисты удовлетворили собственную потребность иметь собственную махапурану. Согласно теории Лалье, в начале существовала единая Бхагавата-пурана, созданная Вьясой в эпоху Гуптов (300 - 500 гг.), и принадлежала она секте Бхагавата. Примерно в девятом веке эта секта распалась на два направления: вайшнавское и шактистское, и представители обоих из них создали свою версию пураны, причем вайшнавы сделали это раньше шактистов. На основании этого Лалье считает и БхП, и ДБхП махапуранами, называя ДБхП девятнадцатой из них.
Но это, конечно, еще не говорит в пользу ее более раннего происхождения. Напротив, многие духовные авторитеты в Индии признают подлинной Бхагавата-пураной только ДБхП (подлинными индуистами признаются лишь только те пураны, которые приписываются легендарному мудрецу Вьясе), а БхП считают творением средневекового грамматиста Вопадевы, что значит, что она была написана гораздо позже. В защиту такого мнения обычно приводят следующие аргументы. Во-первых, в тексте самой ДБхП она называется махапураной и отсутствует в списках 18 упапуран (второстепенных пуран) (I, 3). Во-вторых, БхП по особенностям своего языка сильно отличается от всех остальных пуран, что позволяет говорить о ее более позднем происхождении. Как человек, который занимался переводами и БхП, и ДБхП, я также могу отметить, что язык ДБхП намного проще и соотносим с языком других пуран, а также Махабхараты и Рамаяны, в то время как язык БхП гораздо более сложен, метафоричен, он изобилует сложными словами, состоящими из множества простых, и это роднит ее с произведениями, написанными на средневековом, искусственно усложненном санскрите. В-третьих, сам культ Шакти, Богини-Матери намного более древний, чем культ Вишну (Кришны).

Андрей Игнатьев
(окончание следует)
Tags: Девибхагавата-пурана, Кушаны, Маурьи, Хараппская цивилизация, вайшнава, греко-бактрийцы, шаки, шакта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments